казино паутина

Pat Boone – My God Is Real
продолжительность = 0.42 мин.

Вопрос: “Пишем однострочники”.

_________

Солнце.

Солнце Мохаве безжалостно и вездесуще. Разогретой пылью оно ввинчивается в легкие, раскаленным песком щиплет пятки даже сквозь подошву сапог. Курьер щурит на расшалившееся светило янтарные глаза, и губы облизывает – потрескались, как и земля под ногами.
Солнце правит этими землями, впитывается в кожу загаром и ожогами – пронизывает тело до самых костей. Солнце выжигает душу и разум – в пепел, в пыль. Кому угодно, но не Курьеру.
Маниусу нравится солнце Мохаве: внутри его грудной клетки полыхает точно такое же, жаркое, иссушающее, и пусть давно заменено на груду шестеренок – сути это не меняет. Солнце в груди Курьера тянется к звезде в раскаленных небесах Мохаве.
И, глядя, как отпечатывается солнечный кружок на обратной стороне его век, Маниус знает – он там, где и должен быть.

Грех.

Маниус перелистывает потертые страницы и кривит тонкие черты лица в недоуменной гримасе. Книжка Джошуа – одно сплошное недоумение.

Она говорит – грех, но что это – грех? За неимением бывшего легата Пробус вопрошает пожелтевшие обои “Лаки 38”:

Два тела, сплетающиеся на измятых простынях – грех? Переплетающиеся пальцы, выдохи и сладкая дрожь – грех? Удовольствие – взаимное, для двоих – это преступление?
А убить того, кто поднял руку на беззащитного – грех? Обмануть подлеца, чтоб помочь голодному?

Обои безмолвствуют, и Маниус раздосадованно бросает книгу на ближайшую кровать. Пожалуй, он сможет обойтись и без помощи этого бога нью-ханаитов, если уж сей небесный старикан считает грехом почти все, чем Маниус занимается в своей жизни.

Карты

Что такое Вегас? Маниус ответит: это казино.
Суета, яркий свет, ласкающий слух перестук фишек, позвякивание крышечек, шорох ложащихся на столы карт. Радио, которого не слышно за звоном крови в ушах, когда колесо рулетки начинает свой ход.
Что такое Вегас, спросите вы? Маниус ответит: это колода карт.
В его руках карты оживают. Размалеванные дамы и валеты игриво подмигивают Курьеру, прежде чем лечь на стол. Хмурые короли, сами того не желая, играют ему на руку. Безликие тузы пытаются укрыться среди рядовых карт.
К счастью, Маниусу всегда везет в игре, даже если на руках одни шестерки. Или одна-единственная шестерка с простреленной головой. Что поделаешь – он везучий!
Что такое Вегас? Хороший вопрос. Даже жаль, что никто так и не задал его Маниусу.

Пыль

Послевоенный мир покрыт пылью.
Право слово, Маниус никогда не любил ворошить прошлое. Никогда не любил будить осевшую за сотни лет пыль – пусть вещи, которым суждено было уснуть, продолжают спать. А от мрачных, пропахших смертью Убежищ его и вовсе воротит.

Но Сьерра-Мадре хуже всех Убежищ, что он только видел. Пустые игральные залы наводят на Курьера тоску – до зубовного скрежета, до воя. Сьерра-Мадре отравляет одним своим существованием все, что Пробус так любит. Это место провоняло жадностью, алчностью, болью и горем. И одиночеством – о, им особенно сильно…

Одиночеством засевшего здесь, как паук в паутине, и спятившего Элайджи. Одиночеством бродящего без цели, запутавшегося Дога-Года. Одиночеством вот уже вторую сотню лет гонящегося за своим призом Дина и ушедшей так далеко от родного дома Кристин. А еще – одиночеством обманувших и обманувшихся Веры и Синклера.

Маниус закрывает глаза, бездумно водя пальцем по пустому игральному столу – на толстом слое пыли остается отчетливый круг. Замкнутый, заколдованный. Как ошейник. Как буква “О” в слове “одиночество”.

Послевоенный мир покрыт пылью. И, думает Маниус, некоторым его тайнам, пожалуй, лучше бы было так и спать под пыльным покрывалом.

казино

Related Articles

1 Comment

One Reply to “казино паутина”

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *